Слабость перед штормом. Какие уроки мирового кризиса Россия так и не выучила
Главная » ФИНАНСЫ » Слабость перед штормом. Какие уроки мирового кризиса Россия так и не выучила

Слабость перед штормом. Какие уроки мирового кризиса Россия так и не выучила

Трейдер Нью-Йоркской фондовой биржи 29 сентября 2008 года Фото Shannon Stapleton / Reuters

С мирового финансового кризиса 2008 года прошло десять лет, однако его последствия, равно как и породившие эту катастрофу причины, никуда не делись. Сейчас Россия еще меньше готова к новой рецессии, чем тогда

Обращение банка Lehman Brothers в суд 15 сентября 2008 года с заявлением о банкротстве традиционно считается точкой отсчета финансового кризиса, серьезно пошатнувшего «уверенность в завтрашнем дне» во всем мире. Прошло 10 лет. Круглая дата — всегда хороший повод вспомнить прошлое и сравнить его с настоящим. Особенно актуально это в свете того, что ни сам кризис, ни породившие его причины никуда не делись, это во-первых. А во-вторых, потому, что сейчас Россия еще меньше готова к любому кризису, чем 10 лет назад.

Несмотря на то что кризис действительно был общемировым, причины его зарождения и развития, равно как и его последствия для каждой страны, были разными. Например, в развитых странах ключевой причиной кризиса стала проводимая в течение нескольких десятилетий финансовая политика по замене реальных доходов — основы экономической жизни — кредитными деньгами как на уровне государств, так и на уровне корпораций и домашних хозяйств.

Такой принцип «покупаем сегодня — платим завтра» может успешно работать только при соблюдении одного условия — непрерывного расширения рынков, потому что для погашения кредита необходимо еще и выплатить проценты по нему. Расширение рынков закончилось в связи с их насыщением, началась рецессия, и как следствие, у заемщиков сначала возникли проблемы с доходами, потом с обслуживанием кредитов, а затем и с их погашением. Это вылилось в проблемы для банков, особенно тех, что выдавали ипотечные кредиты, а также организаций, страхующих риски невозврата заемных средств.

Развитые страны купировали кризис дополнительной эмиссией и снижением процентных ставок (ключевые ставки центральных банков упали почти до нуля), то есть увеличением денежного предложения и снижением его стоимости, что позволило легче перенести турбулентность. Иначе дела обстояли в России.

Слабому больно вдвойне

Последствия кризиса для России оказались более тяжелыми, чем в развитых странах. Это объясняется сразу несколькими причинами.

Прежде всего виновата слабая диверсификация российской экономики: почти 63% российского экспорта приходилось на продукцию ТЭК, чуть более (14%) — на металлы и металлопрокат, что с добавлением лесоматериалов и целлюлозно-бумажных изделий (~ 3,6%) дает экспорт, на 80% состоящий из сырья и продуктов его первичной переработки.

При этом в структуре импорта свыше 50% пришлось на машины и оборудование, оставшаяся часть распределилась между продукцией химической промышленности, продовольствием, медикаментами, одеждой, обувью и иной продукцией промышленного, сельскохозяйственного и бытового назначения. При анализе приведенных цифр важно помнить, что сырье в кризисное время всегда теряет в стоимости больше, чем готовая продукция.

Ситуацию усугубило падение курса рубля. За полгода, с 15 сентября 2008 года до 15 марта 2009 года, рубль обесценился на 35% относительно доллара и на 25% относительно евро. Это, конечно, можно назвать «плавной девальвацией», но только в том смысле, что у всех желающих было время без больших потерь продать рубли и купить доллары и евро.

С точки зрения роста стоимости товаров и услуг девальвация оказалась очень болезненной. Банк России в течение 2,5 месяцев с начала кризиса поднял ставку рефинансирования на 2 п. п., до 13%, — полная противоположность действиям ФРС и ЕЦБ, которые ставки опускали. Разумеется, ставки коммерческих банков поднялись еще выше.

Общую негативную картину дополнило то, что российские компании и банки к этому времени активно привлекали кредиты на Западе, во-первых, по причине недостаточности финансовых ресурсов в России, а во-вторых, по причине их большей стоимости сравнительно с иностранными. Это обернулось большими проблемами в результате одновременного воздействия двух факторов: падения доходов и падения курса рубля.

Встать на те же грабли

Спустя 10 лет после первого удара мирового кризиса наша экономика так и не оправилась. Россия по-прежнему страна сырьевая, неспособная удовлетворить спрос собственной продукцией, наш валютный рынок открыт всем ветрам, приливам и отливам глобальной финансовой нестабильности, и, кроме того, в стране до сих пор отсутствует эффективный механизм рублевого кредитования, работающий на реальные потребности экономики. А теперь еще к этим проблемам добавились санкции, истощение финансовых ресурсов и закредитованность населения, ищущего средства для компенсации снизившихся доходов.

Правда, показатели совокупного (государственного и корпоративного) внешнего долга России, который относительно ВВП намного меньше, чем у большинства стран, за это время даже улучшились: $540,232 млрд в 2008 году и $485,540 млрд сейчас (на 1 июля 2018 года). Но при этом больше нет Резервного фонда, точнее, его ресурсов, предназначенных для выполнения расходных обязательств государства при нехватке бюджетных средств. По состоянию на 1 сентября 2008 года их объем составлял $142,6 млрд, сейчас — 0.

В довершение всего и без того не очень крепкую экономическую систему ждет повышение НДС, то есть дополнительная нагрузка на бизнес и население. Это, возможно, и позволит ненадолго решить текущие проблемы бюджета, но окажет крайне негативное влияние на финансовые возможности предприятий и на потребительский рынок.

Сырьевая ловушка

Причина всех бед очевидна: провалившись в воронку системного кризиса начала 1990-х годов, Россия в значительной степени отказалась от суверенитета политического и почти полностью от суверенитета экономического. Политический суверенитет удалось восстановить, а вот с экономическим ситуация не лучше той, что была в 1990-е годы. Мы по-прежнему являемся социально-экономической периферией развитых стран.

Серьезного внутреннего производства, основанного на эмиссии дешевого рубля и служащего, в свою очередь, основой устойчивости рубля, нет. Есть производство, основанное на дорогом рублевом кредите и поэтому неустойчивое по отношению к иностранной конкуренции.

Компании из США, Западной Европы, Японии и Китая, в отличие от российский игроков, работают на дешевом кредите в национальной валюте, которая печатается местными ЦБ в том количестве, которое власти считают необходимым исходя из потребностей своих экономик, а не из ее количественного соотношения с золотовалютными резервами.

При этом ключевыми и самыми влиятельными игроками в российской экономике остаются сырьевые предприятия, для которых альфой и омегой экономической эффективности являются рост (или хотя бы стабильность) экспорта и слабый рубль, потому что сырье на мировом рынке продается за доллары США, и чем слабее рубль, тем выгоднее продажа валютной выручки.

Такая экономическая модель, основанная на экспорте сырья, опасна своей неустойчивостью. В 2008 году она показала несостоятельность при снижении стоимости сырья в условиях недостаточного спроса на внутреннем рынке.

Сейчас она показывает свою несостоятельность по другой причине: в апреле 2018 года и на валютном, и на фондовом рынках произошел обвал рубля и российских ценных бумаг по причине введения новых санкций против всего нескольких (!) компаний — экспортеров сырья. Очевидно, что при сохранении нынешней экономической модели кризисы будут происходить в нашей стране постоянно, и чем быстрее мы начнем ее принципиально менять, тем лучше и безопаснее для нас.

Выйти из замкнутого круга

Для собственной безопасности нужно отказаться от сохранения нынешней экономической модели, иначе кризисы будут происходить чаще. Россия, конечно, не может безболезненно выйти из сложившейся системы международных экономических отношений, но воспользоваться опытом, например Китая, жестко контролирующего свой финансовый рынок и не допускающего ни «свободного плавания» юаня, ни никак не регулируемые приток и отток капитала, вполне может. При этом главной макроэкономической целью должна быть не борьба с инфляцией, а именно экономический рост.

Неплохой базой для него является текущий низкий курс рубля, способный обеспечить конкурентное преимущество отечественным товарам. Но одного этого недостаточно. Необходима комплексная денежно-кредитная и бюджетно-налоговая политика, обеспечивавшая одновременно как финансовую стабильность, так и кредитное и налоговое стимулирование экономики, прежде всего высокотехнологичных производств и малого и среднего предпринимательства. И, конечно, без «инноваций» в виде повышения НДС!

В ином случае мы продолжим наступать на те же грабли с все более возрастающим разрушительным эффектом для экономики, общества и государства.

Источник

Оставить комментарий